В сезоне 2007/08 Леванте стартовал из рук вон плохо. Разгромные поражения от Мальорки, Осасуны и Барселоны, просто поражения от Расинга и Атлетика и нулевая ничья с Мурсией. В итоге после шести туров в активе у Лягушек было всего одно очко и разница забитых-пропущенных голов 3:14. Команда выглядела фактически безнадежно, и каких-либо причин надеяться на скорое исправление ситуации у болельщиков Леванте не было, поскольку проблемы крылись не только в игроках и тренере, но и в самом клубе. Имея один из самых скромных бюджетов в Примере, Леванте все равно не мог в полной мере выполнять финансовые обязательства перед игроками. В конце сезона дошло до того, что футболисты вылетающей в Сегунду команды устроили акцию протеста в матче против Депортиво, оставшись стоять в центральном круге после стартового свистка.

 -

В общем, несмотря на выступления в Примере, Леванте переживал далеко не лучший период в своей истории. Тем не менее именно по ходу сезона 2007/08, после шести туров чемпионата, Лягушки оказались как никогда близки к получению своего единственного официального трофея.

В это время испанский Конгресс проголосовал за решение рекомендовать футбольной федерации приравнять Кубок свободной Испании 1937 года к национальному кубковому турниру. Это решение стало промежуточной победой для всех болельщиков Леванте, но в особенности для одного из них, по имени Хавьер Риус. Именно он обратился к испанской федерации футбола с просьбой признать Кубок свободной Испании официальным турниром. Получив отказ, он не успокоился и, заручившись поддержкой политика Исауры Наварро, добился рассмотрения данного вопроса в стенах парламента. Конгресс стал на сторону Риуса и Наварро и проголосовал за признание Кубка свободной Испании официальным турниром.

После этого отдельные СМИ поспешили поздравить Леванте с первым официальным трофеем, но на самом деле решение депутатов в данном случае могло иметь только значение рекомендации. Последнее слово оставалось за федерацией футбола, которая ранее уже не раз отказывала в признании кубкового турнира 1937 года. Хавьер Риус, а вместе с ним и остальные болельщики Леванте, надеялись, что авторитет Конгресса повлияет на футбольных чиновников, но ответ федерации остался прежним: мы не имеем права признавать турнир, который не проводили, к тому же мы не владеем достаточным объемом информации о нем.

Но для болельщиков Леванте скудных сведений о Средиземноморской лиге и Кубке свободной Испании 1937 года вполне достаточно, чтобы не сомневаться в том, что официальная статистика врет, когда напротив пункта о выигранных валенсийским клубом трофеях ставит прочерк.

Период с 1936 по 1939 год вычеркнут из официальной истории испанского футбола по причине гражданской войны. Спустя пять лет после падения в 1931 году испанской монархии политическая борьба левых и правых сил переросла в вооруженное противостояние. В результате страна была поделена на две территории – подконтрольную республиканцам, поддерживаемым Советским Союзом и коммунистами других стран, и завоеванную националистами, которым помогали Германия и Италия.

В таких условиях проведение чемпионата и Кубка Испании стало невозможным, но в футбол на Пиренеях играть не перестали. По всей территории страны проводились разнообразные региональные турниры, а в начале 1937 года республиканские власти решили организовать на своей территории объединенную Средиземноморскую лигу, а также розыгрыш кубкового турнира.

На тот момент под контролем левых оставалась часть центральных регионов страны вместе с Мадридом, а также Юго-Восточное побережье – Иберийский Левант. Северные Астурия, Кантабрия и Страна Басков были отделены от других республиканских земель территориями националистов. К тому же эти провинции были в центре боевых действий, и футболисты сильнейшего на момент начала войны испанского клуба Атлетика Бильбао либо сбежали в соседнюю Францию, либо воевали за свои социалистические идеалы.

Новая лига полностью оправдала свое средиземноморское название еще и потому, что в ней не приняли участие также мадридские команды – Атлетико и Реал, который на тот момент не был Реалом, а именовался просто ФК Мадрид. Дело в том, что республиканские власти лишили его, как и все остальные королевские клубы, этого «реального» статуса.

Если с басками все очевидно, то причины отсутствия мадридцев в списке участников Средиземноморской лиги остаются невыясненными. То ли сказалось сужение линии фронта вокруг столицы и бои за нее, то ли республиканцы не вполне доверяли Мадриду, в котором «правые» настроения были традиционно сильны (именно в битвах за крупнейший город страны националисты рассчитывали на свою «пятую колонну»). Достаточно сказать, что легенда Реала Сантьяго Бернабеу, чьим именем теперь назван стадион Сливочных, воевал на стороне правых сил под предводительством Франсиско Франко и даже получил медаль за участие в кампании «Каталония».

Как бы то ни было, основу Средиземноморской лиги составили каталонские и левантийские клубы. Всего участников было восемь: Барселона, Эспаньол, Жирона, Валенсия, Леванте, Химнастико, Гранольерс и Атлетико Кастельон.

В турнире заправляли каталонцы. По итогам 14-ти туров Барселона под руководством ирландского тренера Патрика О'Коннелла и с такой легендой, как Хосеп Эскола, в составе опередила на одно очко соседей из Эспаньола. Но при этом еще три команды – Жирона, Валенсия и Леванте – совсем немного отстали от двух лидеров. Борьба между ними имела важное значение, поскольку лишь первые четыре места давали право на участие в организованном в качестве альтернативы национальному кубковому турниру Кубке Свободной Испании. Пятым лишним оказался Леванте, отставший от Жироны и Валенсии на одно очко, несмотря на «чемпионскую» разницу забитых и пропущенных мячей, +12, как у Барселоны.

Таким образом, Леванте вовсе не должен был принимать участие в Кубке Свободной Испании, но клубу из Валенсии помогла Барселона. Каталонцам поступило предложение провести турне по Мексике и Соединенным Штатам, и они согласились, отправившись в Америку под предлогом сбора средств для республиканской армии. Поездка оказалась успешной, благодаря ей Барселона сумела поправить финансовое положение если не армии, то игроков и всего клуба, однако назад О'Коннелл вернулся всего лишь с четырьмя футболистами. Остальные предпочли задержаться где-то подальше от боевых действий.

Но это уже другая история. А пока Барса играла с мексиканцами и американцами, на юго-востоке Пиренейского полуострова проводился Кубок Свободной Испании, в котором место каталонцев занял Леванте.

Неожиданным шансом побороться за первый в своей истории трофей Лягушки воспользовались сполна. Кубок странным образом проводился по круговой системе с финальным поединком между первыми двумя командами. Леванте занял в предварительном турнире первое место, опередив дважды разгромленную им Валенсию, сначала со счетом 4:0, а затем 5:2.

Лягушкам предстояло еще раз доказать свое превосходство над соседями в финале, состоявшемся 18 июля 1937 года в Барселоне. На этот раз преимущество Леванте не было столь явным, и борьба велась до финального свистка, но победу в ней снова одержали Лягушки. Судьбу поединка решил гол левантийца Ньето, забитый за 12 минут до окончания встречи.

Игроки Леванте вернулись из Барселоны со своим первым трофеем. Вслед за этим, чтобы порадовать валенсийских болельщиков, был организован еще один матч между обладателем и финалистом Кубка Свободной Испании. Источники свидетельствуют, что товарищеская встреча прошла в праздничной атмосфере.

Новых поводов для радости фанам Леванте пришлось ждать еще долго. Средиземноморская лига на республиканских территориях больше не проводилась, поскольку в ходе войны Каталония была отрезана от Валенсии. Каталонские клубы еще успели провести свой внутренний чемпионат, а у победителей Кубка Свободной Испании тем временем был разрушен стадион. В результате в 1939 году ФК Леванте объединился с другим валенсийским клубом ФК Химнастико, у которого стадион был цел, зато фактически не осталось команды. В результате слияния был организован клуб Леванте Унион Депортива. Под этим именем Лягушки и бьются за выживание ныне в испанской Ла Лиге, дебюта в которой им пришлось ждать до 1960-х годов.

1 апреля 1939 года генералиссимус Франко объявил о пленении и разоружении Красной Армии и окончании войны. Естественно, надеяться на признание победившими националистами футбольных турниров, проведенных на республиканских территориях, Леванте не приходилось.

Спустя 36 лет Франсиско Франко скончался, диктатуру в стране сменила парламентская монархия, начались демократические преобразования. Но борьбу за свой единственный трофей Лягушки ведут до сих пор.